Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:14 

Пара дней, что давно прошли...

О.М.
Зашёл.. Тихо-молча… Наверное ему нравиться так заходить.
- А вот и я!!!…. – возвестил он, чему-то радуясь. Я молчала. Он недоумевающе посмотрел на меня и опять улыбнулся. – Это я! Неужели ты не видишь? Я! Я снова пришел! Почему ты не встречаешь меня?
- Хм… - Какая-то крепкая защелка закрыла мое воображение. А что я могла сказать ему? Ну, пришел, хорошо, и чего мне дальше делать? И я продолжала молчать. Но мне становилось все неприятнее, и потому я предложила кое-что из той работы, что у меня была тогда. – Ну, раз пришел, можешь вот посмотреть это – сказала я тоном бывшей жены, отдающей с неохотой любимого ребенка на прогулку с бывшим мужем. Он, понятное дело, удивился. Даже может быть, обиделся, ну да крот с ним. Крот? Вы не знаете кто это? Это такое животное, живет в зем…. А, зачем я говорю про него? Да просто решила однажды все чертыханья и фигания заменить на «крот, кротово и кротня». С целью?… Ну, если сегодня у нас самая что ни на есть откровенная беседа, то я скажу все как есть. Ну, конечно, в самом начале это все было придумано для того, чтобы не смущать своим просторечием некоторых окружающих, что не переносят подобного. Да, но в том-то и дело, что сейчас вокруг меня таких нет, да и вообще почти никого нет, но вы же знаете, как я люблю мечтать. Что ж, это была первая причина. А вторая… вторая… ммм… как же трудно говорить об этом! В общем, вторая причина – мое ужасающее желание выделиться. Знаете, бывает такой возраст, когда девочки без конца хотят себя украсить. Бантики, рюшечки, сердечки… Облепятся и ходят в них. Угу… (Глубокий вздох) Ну так же и я. Все-то во мне должно быть не так как у всех. Знаете, сейчас я почти ненавижу себя за это, но тем не менее все было именно так. Что? Вы просите продолжить то, с чего я начала? Ах, конечно же, извините. Вообще-то я очень часто отвлекаюсь, еще раз прошу прощения. Но все же трудно от так все рассказывать, так с самого начала. Так, всю жизнь. Ну да, конечно, не всю, но после Этого. Ну да ладно. В общем… Да, показала ему работу, которая тогда была у меня. Помниться, это были два рассказика. Скучных и ненужных донельзя, но все же, один из них был про собаку, которая любила всех. Да. Нет, вернее не совсем так, это было про собаку, которая не знала другой цели в жизни, как кроме любить и заботиться об объекте своей любви. Да, точно. (Снова вздох и взгляд в никуда). В его дом (я имею в виду дом собаки) приходили всякие психи и говорили о том, как им плохо живется. Ну, как обычно: мир жесток, люди тупые, совершенство недостижимо и единственный выход - повеситься. Они все так говорят, вы же знаете. Да только последним редко кто заканчивает, ведь жить с такими взглядами так сладко. Как сладко ходить по лезвию ножа! (Смеется, вытирает слезы.) Да… Но иногда действительно несладко. Тогда рядом лежащая бритва всегда успокаивает. Лучшее средство, я сама пробовала. Это уже потом до меня дошло осознание того, насколько пленительно сладки подобные ощущения. Одиночество, непонятость… Уууххх!!! О да! Но… я опять отвлеклась. (Вытирает слезы) Так вот, собака из рассказа должна была научить тому, что любовь к другим спасает. Типо: забудь обо всем, думай только об объекте любви. Ты потеряешь себя, но вместе с собой потеряешь и свои заботы. Угу. (Качает головой). Та собака любила бумагу. Бумагу только после того, когда ее хозяин-писатель ушел и не вернулся. Но неважно. Главное, что собака, зная, что для людей нужен более долговременный объект любви, предложила любить небо. Да-да, тогда я писала про Это. Про Это для вас…. Может быть и неплохой бы рассказец получился бы…. Но он не захотел его трогать. Не знаю почему. Потом он еще потолокся немного вокруг остальных моих начинаний и махнул рукой, точно разочаровался в чем-то. Я спросила в чем дело, а он ответил, что я больше люблю его. Конечно, это высказывание несколько удивило меня, но почему-то вдруг сразу поняла, что он говорит правду. На самом-то деле, мне было хорошо от того, что он пришел, но я…. (Глубокий вздох) я…. Поняла, что он мне больше не нужен. Хотя…. Знаете, у меня была мысль, что он вполне может помочь мне в деле открытия глаз для вас. Но что-то мешало мне сказать ему об этом. Быть может дело в его силе. Тогда мне казалось, что он слишком силен, чтобы помочь мне. Да-да, и такое бывает…. Ну представьте себе: подхожу вот я к бедняге, живущему в страданиях, страстях и обидах и говорю о вечности жизни, о всечеловеческом братстве, о счастьи духовного прозрения…. А тут стоит он, такой большой и толстый. Ведь он же мог испугать! В этом деле открытия глаз, я думаю нужен определенный подход. Тонкость и чувствительность – главные здесь вещи, а он, ведь ничего не умеет кроме того как болтать всякий вздор и радостно обнимать всех и вся.
Но… сейчас мне пора. Куда? Ха-ха, раз уж мы говорим нынче начистоту, то я не буду придумывать всяких там красивых «я иду в никуда» или « иду наблюдать жизнь». Не, на самом деле сейчас я пойду перебирать груши. Ну, знаете, в нашем сарае стоит несколько ящиков китайских фруктов. Только что меня заставили вытащить все порченные и оставить непорченые. Пойду. Да, потом, может, еще приду, как позовете, конечно. Сегодня я говорила об этом брюхане, моем Таланте. Хе-хе, так странно, ведь потом он все реже стал приходить ко мне. Поэтому я и не боюсь давать ему такое высокое имя – Талант, ведь, в сущности, теперь у меня его уже не бывает… И ведь не все ли равно как называть то, чего у меня уже нет. Если бы я говорила о том, что Талант у меня есть – другое дело. Но у меня его нет, а на нет и суда нет, как говорят. ДС.
26.08.04
А, здрасьте снова. Вот и я. Мда.. На самом деле не знаю нужны ли мои излияния вам, но раз вы все же просите, то быть может, и нужны. Да, чуть не забыла: сегодня он (тогда я назвала его Талантом, но сейчас скажу, что это скорее Вдохновение) не приходил. Поэтому весь мой рассказ будет еще сбивчивее чем вчера. Ну да ладно. Главное, чтобы вы поняли смысл, а остальное неважно.
Сегодня я хотела рассказать об одной мысли… Да, она постучалась в мою дверь вчера поздно вечером. Я пошла открывать и только тогда заметила, что почему-то живу в большой коммунальной квартире. Ну, знаете, там бывают такие большие коридоры, обшарпанные и грязные, и обычно они покрашены в т белую эмаль… Так вот, я подошла к двери и посмотрела в глазок. А там, за порогом она. Не знаю в чем причина, но сегодня она предстала передо мной в виде грустной и уставшей крашеной блондинки лет тридцати пяти. Знаете, часто можно встретить таких: все еще молодиться, волосы красит, да и макияж вроде какой-то, да только муж и дети не дают вытянуться по полной. У моей мысли желтые волосы были накручены химией, но после изнурительного дня похода по магазинам они превратились в что-то похожее на длинные уши бассет-хаунда. Кажется, что в одной руке у нее даже была большая авоська с продуктами… Ну, в общем, вид у нее был порядком изнуренный и немолодой, несмотря на все ее ухищрения. И поэтому я ей так и говорю: «Эй, тетя, да я вас уже знаю!». Да, на самом-то деле это правда: пусть тогда, год назад она имела совсем другую внешность, но я ее все равно узнала. Тогда она почти безвылазно сидела в моем доме, я даже, кажется, была в нее влюблена и поэтому постоянно всем рассказывала о ней. Но все, как известно, проходит, и потому сейчас я уже почти не думала о ней. А тут она вдруг припирается… Ну вот… Я ей: «Да, знаю, как будто вы не помните! Сидели тут у меня днями и ночами! Зачем мне еще раз это, все, прошло ваше время!». Она немного помолчала в глазок, а потом и отвечает: «Да, типо, правда, это я была, да только не прогоняй меня сейчас: у меня платье новое. Зацени.» Ну, я посмотрела, и действительно, вижу: платье новое. Такое черное и длинное, наверное даже вечернее, еще всякие блестяшки на нем были… Это, правда, удивило меня несколько. Типо: надо же, кто-то еще этой бедной мысли еще и платья шьет, значит кто-то ее еще любит. Ну, подумала я так, и решила впустить: мало ли, может я в ней еще чевой-то тогда не углядела прекрасного. Да, и как оказалось, не зря я так подумала. «Ну ладно – говорю. – Заходи, только не наследи у меня тут: пол крашеный.» Она, понятное дело, зашла. Аккуратненькая, вежливая, поставила свою авоську у двери и в своем новом платье пошла за мной в комнату, села на диван. «О, как у тебя тут все поменялось…» - удивленно ахнуло она, глядя по сторонам. «Да уж конечно, мы тут без вас на месте не сидели»- самодовольно сказала я и села на стул против нее. Быть может, мне показалось, но, похоже, что она была несколько испугана перед предстоящим разговором. Я предложила ей закурить, но она отказалась, сославшись на то, что после сигареты ее речь может стать бессвязной. «Что ж – вдруг почему-то резко сказала я – говори тогда, зачем пришла, что за платье». Не каждый ведь день приходят старые мысли, но в новых одеяниях, это действительно тогда заинтересовало меня. Мысль – блондинка чуть откинулась на спинку дивана и положила руку на подлокотник. «Хорошо – начала она. – Ты знаешь, что я за мысль. Я мысль бинарности мира, и ты, я думаю, помнишь об этом. Быть может ты так же помнишь множество примеров, которые я всегда приводила тебе. День и ночь, мужчина и женщина, них и верх, вода и огонь…. Их очень много, в каждом примере ты увидишь мое отражение. Симметрия повсюду. И, как я помню, тогда, всего год назад из моих примеров ты заключила, что у каждого человека в этом мире есть вторая половина. Ты говорила о четком правиле. Да, это было правило того, что каждый человек в своей жизни встречает свою половину, но не все живут с половинами потому что воспитываясь неправильно, они теряют чувствительность к опознаванию своей второй части. А ты искала. Ты верила, что однажды встретишь Его. Клад твоих мечтаний....
Но тут она вдруг вскочила и схватив в прихожей свои авоськи, громко хлопнув входной дверью убежала в никуда.
Мысль ушла... Придет ли снова? Может быть, а на сегодня все, я устала, встретимся завтра, а может чуть позже.
Встретимся.
(печально встает, грустно качая голорвой)



10:28 

Новое продолжение старого бреда...

О.М.
Надеюсь, что обладая удивительной памятью и интуицией, Вы помните или уже (каким-то поразительным образом) знаете, что было со мной вчера. Если же нет - очень рекомендую начинать читать эту длинную тягомотину с конца, так как это вам тут не просто какая-то хрюша - махрюша, а довольно логически выстроенное бредовое построение...

Ну вот, прошло уже почти два месяца… Что? А, ну конечно, для Вас не существует времени. Что было триста лет назад, то было как вчера… Хотя, надо сказать, я несколько обеспокоена нашей встречей. Да. В прошлый раз я говорила о Вдохновении, теперь же могу с уверенностью сказать: похоже, что этот бравый толстяк действительно обиделся на меня. Он больше не приходил. Да, я писала какую-то ерунду, но писала, скорее чтобы НАПИСАТЬ, а не для того, чтобы выразить что-то… Честно говоря, чувствовала себе последней проституткой, ну да ладно. Всё-таки наши беседы – дело совсем другое, здесь почти не требуется присутствие этого дядьки, на котором бы следовало возить воду.
Да, мне неудобно, ведь сказать почти нечего, ко мне почти никто не приходил. Но к кроту, как сказал незабвенный К. Кобейн: What I shuld to wright, I don’t have the right…. А я вот пишу, тогда пусть меня заклеймят позором за отсутствие прав.
К тому же, если гора не идет к Магомету – Магомет сам пойдёт к горе. Так что, если Мысли не идут ко мне – я пойду к Мыслям сама. Хотя, конечно, это несколько неудобно – не люблю я себя никому навязывать, но раз уж я взялась за этот разговор с Вами – то сделать это придется.
Итак, дабы не путать карты, первым делом я решила наведаться всё к той же крашеной блондинке. Тяжело вздохнув, я вышла в полутемный коридор коммуналки (вот ведь, до сих пор почему-то живу здесь). Странное было состояние, даже как-то жутковато, как будто ухожу уже навсегда, хотя кто знает, может быть, это действительно так…. Захлопнув посильнее старую дверь, миновав вонючий подъезд, который как ничто другое умеет напомнить о мрачном месте, которое среди людей принято называть «реальностью», я попала на тихую осеннюю улочку. Да, здесь было все совсем по-другому. Необыкновенно большие листья красно-рыжего клена с нежным шелестом падали на землю. Пахло прелой листвой. И, не смотря на предположения Демокрита, листопад совсем не мешал мне помнить цель моей прогулки. «Мысль бинарности, Мысль бинарности…» - бубнила я себе под нос, и мои слова вместе с легким шелестом сухих листьев неприлично вторгались в царство гулкой тишины. Старая улица, длинный ряд одноэтажных магазинчиков и серых кафешек… Вокруг ни души, и временами казалось, что страшный мор, прошедший здесь всего пару месяцев назад уничтожил абсолютно всех. Но где-то здесь была она. Мысль, которую я любила, Идея, которая будет жить столько, сколько будет жив этот Мир. Мысль бинарности не умрет никогда – это я знала точно, и потому уверенным шагом направилась к маленькому безликому строению, нисколько не выделяющемуся из ряда прочих. Пыль на большой стеклянной витрине – окне не дала мне заглянуть внутрь, но блеклая от времени табличка сказала, что это парикмахерская. «Ну конечно, а как же, только здесь ее и встретишь» - пробормотала я и со скрипом отворила входную дверь. Она была там. У нее была другая прическа, она поменяла цвет волос на серый, немного поправилась и помолодела, но я узнала ее. Мысль бинарности… Маленькая и юркая девушка-китаянка делала ей педикюр, в то время как Мысль задумчиво смотрела в потолок. Понятное дело, когда я зашла, она перевела взгляд на меня, но сделала это так по-актерски виртуозно, так элегантно и высокомерно, что мне захотелось тут же выйти, и, плюнув на все вернуться в свою вонючую коммуналку, но чувство долга остановило меня. «А, это ты…» - тихо и величественно промолвила она, с усмешкой взглянув мои глаза. Что? Вы сказали, что «тихо и величественно» - звучит несколько коряво? Эээ… Ну извиняйте, на самом деле все было именно так.
Так вот… После этого было что-то вроде театрально немой сцены, которая по идее должна значить ну просто ооочень многое. Хотя, да, пожалуй, эту картину можно было бы назвать так: «Возвращение блудной дочери к родной Мысли». С одной лишь поправкой: в прошлый раз Мысль ушла сама. И после минутного молчания, почти читая ее мысленное намерение, я не преминула напомнить ей об этом. Она улыбнулась улыбкой матери, видящей ошибку своего и ребенка, и сказала: « Ах, глупая, неужели за эти несколько лет осмысленной жизни, ты так еще и не поняла, что Мысли сами по себе не уходят. Только ты делаешь так, чтобы они ушли. Только ты. В последнюю нашу встречу ты почему-то не пожелала долго задерживать меня. Быть может, к тебе должен был прийти кто-то другой, а может….» «Что может?!» - испуганно спросила я, увидев ее осечку. Мысль немного поежилась, цыкнула на китаянку, вроде как сделавшую ей больно, и почти шепотом продолжила: «Конечно, я не хочу думать о самом худшем, но может быть, в твоем доме завелись… тараканы. А может и пауки. А может и тараканы, и пауки одновременно…». «Тараканы?! Пауки?! Что ты имеешь в виду, не так давно я делала дезинфекцию!» - возмущенно прокричала я, до сих пор полагая, что у всех остальных соседей тараканов и пауков было куда больше. «Тараканы – твои мысленки о других, твоя, так называемая «влюбленность»… Они не так уж и плохи, но порядочные Мысли все же очень любят ходить туда, где живут тараканы. Я, конечно, не совсем из числа супер порядочных, ведь помнишь, с моей помощью мы даже искали самого красивого таракана, твою, так называемую «духовную половину», но теперь мне даже стыдно, за то, что я помогала тебе в этом. Быть может, в прошлый раз, я уже осознала свою былую глупость, и потому ушла, увидев таракана… Но могло быть и худшее – я могла увидеть паутину. Паутину паука. Хоть ты и знаешь, что это такое, напомню. Пауки - это события из вне, это те мелочи, что окружают твой быт. Без этих мелочей жизнь невозможна, но как только внимание на них начинает руководить твоей жизнью – они начинают плести большие-пребольшие паутины, которые способны в конце концов укутать весь твой дом. И тогда… тогда только самые мелкие мысленки смогут пробраться в твое жилище. Мелкие, маленькие мысленки…» Мысль бинарности опять поежившись, кинула на меня взгляд, полный презрения.
Я смутилась. Помню, что дезинфекцию делала действительно не так давно, убирала паутину кое-где, но, по-видимому, Мысль действительно была права: делать это нужно гораздо чаще. «А лучше бы вообще следить за этим постоянно» - смекнув, о чем я думаю, сказала она.
«А ты хорошо выглядишь, - желая перевести разговор в другое русло, сказала я. – Цвет волос у тебя такой интересный… Вроде как и серый, точно седина, но в то же время молодит тебя… Да и вообще, став как будто старше, ты стала выглядеть куда лучше. В прошлый-то раз вся какая-то загнанная пришла. Да, кстати, а где твое платье черное, с блестками?» - вдруг вспомнила я, залюбовавшись на строгое, и одновременно по-домашнему спокойное серое платье, что было на ней. «А, забудь. Я поменяла имидж, стала старше, серьезнее. Но знаешь, вмести с этим, я стала добрее. Наверное, просто выше многих вещей стала, вижу, так сказать кое-то что и со стороны… Но… Сейчас я устала. Мне нужно многое тебе рассказать, так что хорошо, что пришла, но не сейчас. Может быть завтра, а может через год, какая разница, не правда ли?» - подмигнув, произнесла явно помудревшая Мысль.
«Да, и еще, напоследок: не пускай тараканов с пауками в свой дом, если можешь, не пускай. Если нужно будет, они сами непременно придут к тебе.» - с улыбкой сказала она.
Вот и все на сегодня. Быть может, Мысль не обманет и скажет остальное чуть позже, буду ждать.
А Вам же, постараюсь передать ее слова из первых рук. Ээээ… ну конечно получиться, что и не из первых, но хоть из вторых, тоже – неплохо. Хотя может она вам и сама все скажет….



14:38 

О.М.
Совет: начинайте читать с начала, которое ниже.

Весь день шел снег. А я сидела в какой-то темной и маленькой избушке. Хотя, нет. Не какой-то. Эта избушка была уже знакома мне, и не только мне: многие хоть раз побывали здесь. Не так давно мне верилось, что больше никогда не попаду в нее, но оказалось, что я рано дала зарок…
Внутри было темно, и я с грустью смотрела сквозь маленькое и мутное окошко на белую мглу, что была снаружи. Белая мгла… Но так все и было. Внутри темно, снаружи свет, не правда ли, знакомая ситуация?
А вечером, когда и белизна снега стала превращаться в черноту, пришла Она, Смерть. По глухим ударам в дверь я сразу поняла, что это Она. Ни одна мысль не смогла бы осилить такую вьюгу, ни одна бы мысль не смогла бы зайти в дом, почти до верху набитый тараканами…. Слеза за слезой, в этот нескончаемо длинный день, из меня ушли чувства, и потому, совершенно не задумываясь, и не испытав и толики страха, я открыла ей дверь. Она зашла. Смерть. Или Мысль Смерти? Нет, здесь нет разницы: Смерть и есть Смерть, вопрос только в том, есть ли она? Вопрос….
Женщина в черном. Или все же старуха? Нет, Смерть была сильной, Она должна была быть сильной, и потому Она была женщиной, зрелой и мудрой женщиной. Внезапно промелькнувший остаток чувства юмора вдруг сказал, что Смерть похожа на Бабу Ягу из мультика про Домовёнка Кузю.
- Ты напоминаешь мне… Сама знаешь кого, ведь ты же умеешь читать мысли… – робко промямлила я Смерти-Женщине в черном платке, что уже озиралась в поисках укромного уголка для своей длинной косы.
- А… Конечно, ведь такой же меня ты представляла. Такой и пришла. – ответила с усмешкой Она.

Черный платок до глаз, длинный нос, темное рубище, касающееся пола, зоркий и хищный взгляд…

- Ты пришла убить меня? – с надеждой спросила я ее.
- Не тебя. Я пришла убить тараканов. Твои надежды. Но заметь, только глупые и ненужные надежды.
- Но ведь приход Смерти всегда был и будет не лучшим происшествием?
- Да… - почему-то вдруг с грустью вздохнула Она. – Но знаешь, без меня невозможна Жизнь, а она, заметь, моя кровная сестра.
- Жизнь? Твоя сестра? Но разве не прав был, хоть и безбашенный Х. Мураками, когда сказал, что Ты – не противоположность Жизни, но ее часть? Ведь если бы вы были сестрами, то смогли бы противостоять друг другу, как два взаимоисключающих явления…. Разве нет?
- Нет. – Она опять тяжело вздохнула и принялась натачивать и без того блестящую косу наждачным камнем. – Поверь, Она – моя сестра. Но, похоже, что ты так и не уяснила одной важной детали. Разве Мысль Бинарности не говорила тебе о том, что и в гармонии начала и конца кто-то всегда будет чуть важнее? Ведь в этом законе и проявляется… Но нет… - Вдруг прервала Она свой монолог, громко ударив рукояткой косы об пол. – Я и так слишком многое тебе сказала. Не в последний же я раз вижу тебя….
- Да уж, надеюсь не в последний… Или к счастью, что не в последний….

Смерть улыбнулась. Обмерив взглядом мою маленькую избушку, и еще раз «погладив» с жутким скрежетом косу наждаком, она тихо приказала мне выйти.
- Выйди.
- Зачем? Разве ты не можешь это сделать в моем присутствии?
- Нет. Я буду убивать твоих тараканов. Если бы ты не любила их, они бы не расплодились в твоем доме так сильно.
- Я хочу увидеть их смерть, чтобы точно знать, что они мертвы.
- Нет.
- Почему, крот возьми?!
- Ты можешь помешать мне. Никто не знает, что будет с тобой, когда я примусь за дело. Знала бы ты, сколько бедняг погибли от моей косы, когда я убивала в их присутствии их глупые надежды…Считая, как и ты, будто действительно уже ненавидят этих мерзких тварей, в самый ответственный момент они пытались закрыть своими телами любимых таракашек…
- Ладно. – Согласилась я.

И я вышла. И хотя я не спросила, сколько предстоит мне ждать, по резкому приступу боли, что произошел через несколько минут, я поняла, что Смерть сделала свое дело.
Метель забивала снег в мои глаза и уши, но я не чувствовала этого: боль оторванности в моей душе была сильнее любого холода. Что-то оборвалось. Чего-то больше не было. Я не думала над тем, что же исчезло, да и какая разница, какими бы словами я назвала бы эту часть своей души…

Смерть вышла на улицу и встала рядом со мной. Сквозь порывы ветра я услышала ее, пока последние, слова: «Ты была права, когда сказала, что Смерть, любая Смерть – не лучшее происшествие. Тебе больно, и наверное, будет больно еще несколько дней. Пока ты будешь жать здесь, потерпи, скоро растает этот снег, и ты сможешь уйти отсюда, но пока… Тебе нужно терпеть. Поверь, я не враг тебе. Я сделала то, что должно было быть. Не нужно звать меня, дабы я убила все. Нет. Хоть это и звучит для тебя невероятно, но я сделала для тебя лучшее. Это как боль при операции: врачи ведь причиняют тебе боль, но ты не держишь на них зла. Так и сейчас.
Я не убила твою главную надежду, но убила те, что причиняли тебе только вред. Так было нужно. Помни: все было и будет так, как ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ.»
И Смерть ушла, быстро растворив свой черный силуэт в не менее черной ночи.
Я вернулась в свою избушку. Было темно.
Но раз есть тьма, значит есть и свет…
О, Мысль Бинарности, ты оставила свой завет. Я буду ждать тебя.
И эта Надежда жива.


11:06 

Жизнь - я. Я - Жизнь. И всё хорошо.

О.М.
Мысли о себе - как наркотик. Внимания ждать опасно. Сначало вскружит голову удача, затем облом и боль разочарования. Так что о себе в прямом смысле никогда писать не буду. Но, и пытаясь спрятать себя за глупыми "произведениями" в конце концов разочаруюсь, как бывало. Но к кроту. Моя эгоцентричность раздосадована и ждёт корма. Будет время, и я убъю эгоцентричность полностью. Пока она жива, её приходиться кормить. Но, хватит, такое чувтсво, что я слишком нынче раздета. Пойду оденусь. Вот одежда, но не вся. Если все единогласно промолчат, давая понять, что это - кротня, я не буду её продолжать. Но в голове продолжение есть, но нужно ли оно...
Короче, не будет комментариев - не будет продолжения. И всё хорошо, и всем хорошо. Правда.

Итак, вот оно:


Не знаю, произошла ли эта история год назад, или с тех пор уже минуло тысячи лет, но рассказывают, что однажды близ некого селения жил Мастер. Не мне судить о его духовных способностях, не мне восхвалять его. Я оказался всего лишь прохожим мимо великих врат Жизни, когда как он был поистине Живущим, и потому мне не позволительно говорить о том, в чём я не разбираюсь. Могу лишь сказать, что люди любили, но и одновременно боялись Мастера. В его честь было сложено немало легенд, где говорилось об удивительных магических способностях Мастера, иногда его называли полубогом. Я же возьму на себя честь пересказать лишь одну легенду. Это история о его смерти, и не побоюсь указать на то, что это – далеко не единственное сказание о земной кончине Мастера. Как оказалось, люди имеют различные взгляды не только на жизнь, но и на смерть. Каждый находил отражение его ухода в своей душе, и отражение это было почти всегда разным. Моя интерпретация символа его смерти находит начало из рассказа случайного попутчика, который в свою очередь говорил о том, что первоначально этот вариант истории предложил последний, и как оказалось, самый лучший ученик Мастера.
Начну с того, что мастерство Мастера было в умении жить. Я не узнал, какого он придерживался вероисповедания, но думаю, что на той ступени духовного развития, на которой стоял Мастер – название было уже не столь важно. Как и у многих других мастеров, у Мастера Жизни были ученики, но в отличие от большинства, у нашего Мастера их было только трое. Первых двоих в последствии назвали хорошими учениками, они умели лечить людей и управлять тонкими потоками энергии, они стали ангелами-хранителями для нескольких селений, но вся их слава была лишь отражением славы их великого Учителя, и их имена никогда не произносились без упоминания имени Мастера. Но по-другому обстояло дело с третьим учеником, и если мысль о том, что он действительно превзошёл своего Учителя, еще не полностью окрепла в рассказах о его жизни, то только потому, что Мастер обрёл свою легендарность намного раньше своего ученика. Третий ученик, последний ученик Мастера взял от своего Учителя всё, и, пожалуй, даже больше, чем всё, ибо, как говорил сам ученик, Мастер учил его даже после своей земной смерти. И опять же, я не в праве говорить о том, чему именно учил своего ученика Мастер. Когда из рассказов я слышу, что ученик получал уроки сосредоточения на Божественном – что значат эти слова для меня, мимолётного прохожего, и как это не печально, но и для сегодняшнего большинства? Но, оставим, я хотел рассказать историю о Мастере, и не должен отступать от своего намерения. Итак, одним светлым весенним утром после совместного занятия духовной практикой, Мастер обратился с речью к своему третьему ученику. И, поскольку речи Мастера в ту пору были уже совсем редки, ученик с большим вниманием отнёсся к сказанному. «Сын мой, - начал свою речь Мастер, - я научил тебя многому. Ты уже стал моим продолжением, и я уверен, в том, что ты будешь помогать людям так же, как это делаю сейчас я. И уже совсем близок тот час, когда я буду волен отпустить тебя навсегда, и ты сам будешь называться Учителем, но перед этим ты должен получить еще один важный урок. Сегодня я лишь подготавливаю тебя к уходу, но позже я назову тебе день последнего урока.»




@настроение: хм... действительно странная графа... при всей моей любви к людеям, скажите, кому какая разница, какое у кого настроение? Хм... чевой-то я нынче какая-то злая...

08:16 

О.М.
Ну что ж, как вижу, из тех немногих, кто здесь был, предыдущая кротень не понравилось. Ну и спасибо, мне тоже она не совсем по нраву. Просто добавлю, что урок Мастера был таков: однажды с утра пораньше ученик поднялся для утренней медитации, но не встретил Мастера, который вставал еще раньше. Обеспокоенный, он пошел в его... э.... не знаю, где этот Мастер жил, наверное в келье. Так вот, ученик зашел в келью Мастера и увидел своего кумира, что красиво раскачивался на шнурке посередине комнаты. Мастер повесился. В этом и был урок. Урок Смерти, урок держать самый страшный удар. Это был один из самых главных уроков Мастера, и его подготовленный ученик хорошо справился с ним. Из глаз ученика выпала лишь одна слеза, последнее слеза в этой

08:56 

О.М.
Ну что ж, как вижу, из тех немногих, кто здесь был, предыдущая кротень не понравилось. Ну и спасибо, мне тоже она не совсем по нраву. Просто добавлю, что урок Мастера был таков: однажды с утра пораньше ученик поднялся для утренней медитации, но не встретил Мастера, который вставал еще раньше. Обеспокоенный, он пошел в его... э.... не знаю, где этот Мастер жил, наверное в келье. Так вот, ученик зашел в келью Мастера и увидел своего кумира, что красиво раскачивался на шнурке посередине комнаты. Мастер повесился. В этом и был урок. Урок Смерти, урок держать самый страшный удар. Это был один из самых главных уроков Мастера, и его подготовленный ученик хорошо справился с ним. Из глаз ученика выпала лишь одна слеза, последняя слеза в этой его жизни. Смерть Мастера научила его противостоять майе, даже если она принимает самый жуткий облик.

Ну крот со всем этим.
Есть Мысль. Золотая Середина применима и к вопросу о Боге...Его нет как личности с телесным телом, но и есть. И есть, и нет. Здесь, как нигде трудно найти эту середину. И временами даже чувствуешь, что вот-вот и свалишься в крайность неверия, а хуже быть ничего не может. Закон, присутствующий везде и для всех есть. Многие говорят, что у каждого свой Бог. Да, если представлять себе Кршну, одетого в яркие одыжды, с красными губами, в венках и гирляндах, то именно он и придет к вам после смерти. Каждый проэцирует свой облик Бога. Но есть и середина. Нужно найти ее.

Я не верю в ангелов.
Моя жизнь осмысленна,
Потому Архангела
Ожидать бессмысленно...

11:21 

Хаос и Гармония

О.М.
Хаос и Гармония... Говорят, что это - противоположности. Но размышляя над этим, мне все больше кажеться, что это почти одно и то же. Согласно многим древним мифам - мир вышел из Хаоса. Хаоса смешения всего, из неупорядоченности, в коей отстутствовали такие понятия как добро и зло, черное и белое... Короче, все в кучу вот вам и Хаос. Но... Это сугубо мое мнение, но позвольте, я считаю, что добившись устойчивой гармонии между противоположностями - уже нельзя будет найти начало и конец другой. Они будут проникать друг в друга, сплотившись в своей учточивости, они будут смешаны.

Ладно, честно говоря вообще не понимаю, зачем вдруг завела этот разговор, совсем не думала.

А. Вспомнила. В моей голове Хаос и чрез него я хочу найти Гармонию... Хе хе, подсознание шалит.

Этот дневник никто не смотрит, я пишу для себя. Но это фигня. У меня есть свой дневник, что действительно МОЙ. Электронная же вся эта возня - как жизнь за стеклом, один из способом отработать свой душевный эксбиционизм..... У меня он тоже еесть, раз я тут, но как видно, так как пишу я совсем не частно...
К кроту. Не знаю зачем пишу.

Я люблю человека. Человека человека человека?
Кротень. Бога. Но Любовь моя слепа и глупа, и потому словно маленькая зверушка норовить накинуться на чтото живое...

Кротова психология.

Бог вне психологии. Если это - Истинный Бог.

04:58 

О.М.
хм... я вот зачем-то снова зашла сюда, а писать как будто и нечего...
творить-тварить уже не хочется, и лишь курсовая о дуализме славян может называться моим произведением.
быть может что-то не так?

хотя.. думаю, что действительным отклонением от нормы являлось бы отстутвие любви. а она есть. есть. Есть, я сказала!!! да нет, правда, она во мне, так что все в порядке.
Сидит во мне... Ребенок, мой ребенок, моя любовь. Всегда со мной. И вот в такие моменты как никогда хочется уверовать в философии милых идеалистов, считающих все наши мыслительные глюки самой что ни на есть объективной реальностью...
Но главное, что Любовь есть, что он есть, что Жизнь есть.
Есть.

Да, кстати, вчера засыпая, я чуть не сошла с ума от сознания того, что обладаю этим телом. Люди смотрят друг на друга постоянно, и каждый вот так же обладает телом, и нет среди нас как будто бы ни одного, кто обладал б общим Сознанием? Это невозможно. ЕСЛИ ПРОНИКНУТЬСЯ В СУТЬ - понимаешь, что несуществование общего Сознания невозможно.
Можно говорить то угодно, не проникнувшись, не ПЕРЕЖИВ, все сказанное - ... не совсем правда мягко говоря.

Другое дело - размышления о признаках этого Сознания. Товарищ, скажи, у тебя доброе сознание? или злое?
А может ли вообще сознание быть добрым или злым?!
Не знаю.
Мы можем судить о Сознании, глядя на эту жизнь, но что мы видим? Всеобщее добро или всеобщее зло? Кажется... я транслирую.. ээ... Юма? или Гоббса? Юма. наверное. Может кто помнит?
Короче: ни всеобщего зла, ни всеобщего добра. Что есть. А что есть? Ничего нет. Что вам кажется, то и есть.
Мне вот пятнастая гармония видится.

13:57 

Вылови вещь в жиже

О.М.
Море, время от времени, имеет свойство превращаться в жижу. Жижу, из которой очень трудно выловить что-то путное, жижу, в которой нельзя ничего увидеть...
Сегодня я узнала об одном очень грустном событии. Люди умирают, это известно. Редко когда смерть незнакомого человека способна действительно огорчить, но другое дело - когда это родной человек любимого человека.

Куча дел. Мне все равно. Только что я увидела одну свою забавную фотку. Какой-то корейский президент журналисткой компании болтает со мной. Хе.

А вообще грустно. Песок сквозь пальцы. Быстро - быстро. Но снова в руке...

13:31 

БОГ

О.М.
Несмотря на продолжающуюся грусть, мне всё же нужно сделать здесь одно важное дело. И пусть ПОКА здесь бывает очень мало людей, это будет сделано.

БОГ.
1. Многие называют разговоры о Боге "слишком личной темой". Я догадываюсь в чем причина, но по этой моей догадке - она совершенно нерациональна.
2. Многие гвоорят, что "у каждого Он свой". Пусть, я полностью это принимаю, но всё же эта фраза нуждается в продолжении. Личном.
3. Для многих понятие Бога весьма размыто. Дескать "есть ТАМ (?) кто-то, типо влияет на ход вещей, но я об этом мало думаю"... Хорошо, но опять таки - "малодумание" об этих вещах нерационально: мы живем. Жизнь - наше основное занятие, и в чем как не в жизни мы должны уметь разбираться? И потому, быть может, опять же, для многих, представляется очень удобным ответ - "Бога нет". Что ж, я не против и такого ответа, но на мой взгляд - в 80% - это просто самая удобная отговорка от того самого занятия "думания над жизнью".

Но ладно, это просто предисловие. На самом деле я хочу проделать немалую работу. И не хочу откладывать это как всегда до "лучших времен", дабы всё же хоть как-то воплотить сию задумку в жизнь.

Если всё же здесь кто-нибудь будет, очень попрошу ответить на вопрос нижеследующего теста. С меня - огромная благодарность.

Вопрос: БОГ -
1. есть, это личность и абсолютно добрая личность  0  (0%)
2. есть, личность и абсолютно злобная личность  0  (0%)
3. есть, личность, утратившая контроль над миром  2  (28.57%)
4. это не личность, но некий разум, действующий из вне  1  (14.29%)
5. это разум, действующий изнутри (пантеизм)  3  (42.86%)
6. лишь первотолчкок (дуализм)  0  (0%)
7. Бога нет  1  (14.29%)
Всего: 7
Всего проголосовало: 6
10:07 

Туман и боги

О.М.
Гулкие шаги в пустоте, мое прерывистое дыхание… Я прислушалась: больше ничего. Тишина. Уже давно начало смеркаться, но тогда, как казалось, уже не темнело. Ночь опустилась на землю лишь наполовину, будто бы застряв по какой-то причине на пол пу-ти. «Наверное у величественной Нюкти – ночи зацепился подол платья, черного платья в звездах… А за что зацепился?…» - как это часто бывает, я начала погружаться в метафо-ры, но и здесь как всегда, нужна была Середина: перегнув палку, можно было бы запутать все слишком сильно. «К кроту это платье, к кроту. Нюкти просто остановилась, вот и все…» - тупо думала я, глядя в странную, неподвижную серость вокруг себя. «Туман, что ли?… Серая борода ленивого старика – Тумана бесшумно подметала улицы…» - вновь завертелось в моей голове, но я во время решила остановиться. «Серый Туман, никого кроме Тумана и меня, и никакой бороды. Вот он, Туман. Здравствую друг, мы здесь од-ни!» - сказала я и в шутку протянула руку в пустоту перед собой. Здороваться таким обра-зом на ходу с человеком было бы невежливо, но учитывая, что передо мною Туман, я по-зволила пожать его руку, продолжая шаг. Конечно же, я совсем не надеялась на то, что Туман ответит мне вообще и тем более – тем же физическим образом, что и я – то есть пожмет мне руку, но как оказалось, что и некоторые приятные события не удостаивают счастьем полакомиться сладкой надеждой. Кто-то пожал мою протянутую руку сквозь ту-ман, и через секунду я увидела перед собой антропоморфное существо. Да, я сразу указы-ваю на то обстоятельство, что я не уверена в истинно человеческой природе субъекта, представшего передо мной. Он выглядел как человек, как обычный, просто до странности обычный пожилой человек страны под названием Российская Федерация: совершенно не-приметная одежда, пусть и не отличающаяся новизной и ухоженностью, но пока без дыр и заплаток, волосы средней длины, что, как мне показалось, обнаружат в скорости неболь-шую залысину, скромно выглядывающая седина, как всегда больше облюбовавшая усы, нежели голову…. Честно говоря, мне даже скучно описывать его внешность – до того не-примечательной она была. Но как я уже сказала, я почти с самого начала решила не отно-сить его к человеческому роду, до того неожиданно он появился передо мной. Я сразу же вспомнила свои рассуждения по поводу явления святым людям ангелов, девы Марии, Христа, а тем более Кришны – в их явно антропоморфном облике, который я объясняла просто психологически-логичной потребностью видеть человеческое божество в челове-ческом виде. Существуют ли другие их ипостаси, быть может, даже «более истинные» я не знала, как впрочем, и не хотела знать, ибо довольствовалась своим же утверждением «пока уж мы человеки, будем же и думать по-человечьи, а как станем богами – начнем и по-божьи». Посему, глядя на старикана, серьезно держащего мою руку, я несколько при-задумалась над тем, что нужно бы сказать ему, если был бы он к примеру архангелов Гавриилом. Так, мы стояли молча где-то с минуту, пока я наконец не произнесла скован-ное «Здравствуйте», которое показалось мне самым логичным началом в данной ситуа-ции.
- Мы уже здоровались. – Невесело ответил старик и отпустил мою руку.
- Вы кто? – спросила я, уже замучившись гадать над тем, чьим явлением меня осча-стливили.
- Ты же сама сказала. Ты назвала меня Туманом. Так что сейчас я Туман, понятно?
- Эм… - мне хотелось сказать, что «понятно, да не совсем», но как это часто бывает, я решила не выставлять сразу свою недалекость. – Кажется, что да. Вы Туман. – С другой стороны, при произнесении этих слов я подумала над тем, что слишком уж легко расстаюсь с тем, что у нас принято называть «обыденностью». Встретился мне, понимаете ли, какой-то дед, говорит, что звать его Туман, я почему-то жду, что он архангел, а сам по себе он может быть просто психом…. Очень может быть.
- Чаво глядишь так? Говори чего тебе от меня надо! – Вдруг прикрикнул Туман, будто бы намерено прерывая ход моих мыслей, вливающийся в русло «обыденно-сти».
- Как? Я ничего не просила… Я просто поздоровалась. – Испуганно ответила я.
- Просто так ничего не бывает. Даже Ничего не бывает просто так. – Сказал он, внимательно меня оглядывая. Казалось, что не получив ответа на свой вопрос, он старался найти причину моего появления здесь в том, как я выгляжу. Оглядев сна-чала мои ноги, руки и живот, он вдруг пристально уставился на мою шею.
- А ты знаешь, почему его распяли? – Неожиданно почти выкрикнул он мне. Только тогда я догадалась, что он смотрит на маленький крестик, который я одела в тот день скорее как украшение, нежели как реальный символ веры. «Ну вот еще, не хватало мне еще, чтобы старикан сей оказался фанатичным христианином» - поду-мала я и словно урок, выученный в школе начала тараторить почти все, что мне было известно по этому поводу.
- Распяли Его за грехи наши, ибо искупление было получено людьми по смерти Его. Был Он агнцем Божьим, жертва, что дала жизнь вечную людям. Ну что еще… А ну да, еще: Смерть Его стала Жизнью нашей, ибо смертью смерть поправ, дал Он веч-ность человеку… - с серьезным видом возвестила я, из уважения к старости стара-ясь не рассмеяться.
- Хорошо у тебя получается… Так вот…. Как они. Да только ты не поймешь, что го-воришь, они-то может и понимают… Но тебе и не нужно понимать, я тебе другое скажу. – Глухо, но уже с какой-то затаенной улыбкой сказал он. Но, несмотря на то, что дедушка оказался явным не-ортодоксом, мои опасения насчет того, что мне сейчас вывалят «истину как она есть» в формате учения какой-нибудь секты, не уменьшились.
- Ну и за что же, по-вашему, распяли Иисуса? – уже готовая выслушать очередное «высшее откровение», спросила я с явно проступающим равнодушием. Однако сле-дующая фраза дедушки несколько взбодрила меня, давая повод подумать о том, что «откровение» это будет самодельным, личным творением воспаленного ума дедушки.
- Его наказал Бог. Его распятие – кара Божья.
- Что?! Бог наказал своего посланника? Сына Своего Единородного?
- Все мы дети Его. Не одного Иисуса наказал Он. – Серьезно проговорил назвавший-ся Туманом.
- Хм… И за что же, можно полюбопытствовать, Бог наказал Иисуса?
- За то, что пошел против Закона Бога. Бог наказал его так же, как в свое время нака-зал Прометея. – Ответил дед-Туман, явно ожидая следующих вопросов.
- Ну, извините, насколько я помню миф о Прометее – там Зевс вел себя несправед-ливо по отношению к людям и некоторым богам… Прометей же боролся против этого, он помог людям, только вот Зевс после наслал на род людской несчастия, дабы не жилось хорошо человеку… Прометей был защитником правды и справед-ливости, а Зевс, в отличие от христианского Бога во многом противостоял этому желанию. – Скромно промямлила я, уже догадываясь, что у хитрого Тумана ока-жутся свои доводы и против этого.
- Бог не добр. Бог не зол. Греческий Зевс отражает истинную сущность Бога шире, нежели делает это Бог христианский. Бог есть гармония. Гармония есть Середина. И ты знаешь это сама. Прометей любил справедливость, он был посланником добра к людям, но то была лишь одна сторона Бытия, то была лишь одна сторона Бога. Когда Прометей приумножил добро, Зевс, как отражение истинного Бога, Его За-кона, Середины, приумножил зло, ибо то дело Бога – создавать гармонию. Так же было и с Иисусом. Иисус возвеличивал любовь, но возвеличив любовь, он одно-временно и взрастил ненависть, и это есть Закон Бога: без второго нет первого, но если найти середину между первым и вторым – познаешь сущность Бога. Иисус призывал к непротивлению злу насилием, но в мире существуют лишь единицы тех, кто действительно любя не убьет того, кто уничтожит его объект любви. Да и что говорить, тот, кто не отомстит убийце и насильнику своего ребенка… Действи-тельно ли заслуживает он почета? Лишь нашедший середину не способен убить, но способен ли он страстно любить? Нет. Так же, как недоступно для него высшая радость, он не способен страстно любить, но и так же не способен страдать. Тот, кто в середине – живет в сущности Божьей, мы же, любящие и страдающие – дети Его.
Иисуса наказали, в какой-то мере он шел против Бога, против Вечного Закона. Но Иисус необходим, ибо без него бы не было гармонии. Тот, что был добром во всем своем существе – тот способен отдать лишь половину. Все не отдать никогда. Ии-сус был вестником Бога – вестником Гармонии, поддерживающий добро. Грех же – так же вестник Бога, но поддерживающий зло. Можно даже сказать, что Иисус был крайностью, так же как крайностью является представление людей о Сатане. И лишь забывая понятия «добро» и «зло», приближаясь к Середине всего, человек становиться ближе к истинному Богу. Вот что. – Сказал старик – Туман, несколько потупившись под конец своей «мини-лекции».
- Спасибо за то, что просветили… - Оторопело ответила я, пытаясь хоть как-нибудь проанализировать все сказанное. Туман, полу-ночь, странный в своей обыкновен-ности старик и его рассказ о Середине…
- Пожалуйста. - Ответил он и зашагал назад от меня, постепенно растворяясь в тумане.
Вот и всё. Всё так и бывает. Каких только странных старичков не встречишь в тумане ранней ночью...

15:27 

Серо

О.М.
Что для кого-то лишь обман -
Другому матери дороже.
Я вновь смотрю в густой туман,
Где каждый видит свою рожу...

11:07 

Свидетели Иеговы

О.М.
Оказывается, Бог не вездесущ.
Оказывается, душа не бессмертна.
Оказывается, Он ооочень далеко.
Оказывается, Он может бить и "любить" одновременно.
Оказывается, точно известна дата Армагеддона.
Оказывается, кровь так и не разрешили переливать.
Оказывается, Иоанн Павел II "обманывал людей".

Нет. Просто оказывается, что у кого-то были конкретные проблемы с родителями в детстве, что кто-то не дополучил любви от них, и теперь придумывает нового "Папочку", любовь которого еще нужно заслужить.
К тому же у всех налицо оральная зависимость: все весьма пухлы...


12:59 

отрывок

О.М.
Нужно ли это продолжать?



«Их было… Да, весьма приятно начинать повествование таким образом: «Их было трое», или «Их было двое», но, к сожалению, данные фразы неприменимы в нашем случае. «Их было не-сколько» - это звучит на порядок хуже, но как видно, в силу отсутствия у автора большого во-ображения, нам придется довольствоваться именно этим началом. Итак, их было несколько…»
- Хватит бессмысленного трепа, Писатель! Сколько уже раз я говорил тебе, что краткость – сестра таланта.
- Не мешай мне, я пытаюсь сделать все, как надо: вначале небольшое вступление, после -завязка, кульминация, развязка… В конце концов, если бы я всегда слушал тебя, мой Кри-тик, здесь бы не существовало ни одной строки!
- А ты уверен, что она здесь действительно нужна – эта твоя «строка»?
- Ты уже не раз задавал мне этот вопрос, и признаюсь, он в который раз немного смутил ме-ня поначалу, но нет. Я скажу то, что говорил всегда: я – писатель, я существую, и значит, я должен писать.
- Ну вот, вы опять завели все тот же спор… Критик, Писатель, так мы никогда не начнем! – нетерпеливо выкрикнула Любящая. – Да, спасибо, Писатель, что ты уже комментируешь меня, но надеюсь, что твои комментарии будут действительно отражать все так, как оно есть.
- Хм… А не думали ли вы над тем, что полностью отобразить все в действительности не-возможно? – Как всегда вкрадчивым и загадочным тоном почти промурлыкал Синкретист.
- Это возможно, уверяю вас, но на определенном уровне сознания. – Ответил Верящий.
- Послушай, Писатель, я опять вынужден спросить тебя: «вкрадчивым и загадочным» - разве так можно писать?
- Тебе лучше знать, Критик. Если хочешь – можешь исправить. – Уже недовольно и с явным нетерпением пробормотал Писатель и в который раз решил сосредоточиться над главной целью повествования.
- Ах это третье лицо, ах это третье лицо… Тебе не кажется, что этот приемчик уже поряд-ком подпортил свое реноме? – Все не унимался Критик, но видя крайнюю обеспокоен-ность Писателя, наконец умолк.
- Быть может, для начала разберемся в цели нашего собрания здесь? – Спросил Прохожий, и как всегда сразу же скрылся.
- Да, действительно, господин Прохожий предлагает дельный совет. С чего-то нужно начи-нать, и, по моему мнению, это – наипервейший вопрос. – Важно проговорил Ученый, по-сле чего все, кроме Любящей и Верящего посмотрели на него с явным неудовольствием.
- Мы уже не раз приходили с вами к выводу о том, что это как раз таки последний вопрос, который решится в конце. – Сказал Синкретист, но, уже ожидая возражений Верящего, ук-расил свое лицо иронией. В ту же минуту Писатель с опасением взглянул на Критика, ви-димо опасаясь за свое «украшение лица иронией», но Критик уже был занят другой рабо-той: вместе с Синкретистом они с любопытством взирали на Верящего, и последний, как всегда, не заставил себя долго ждать.
- Мы здесь для того, чтобы любить. Любить Его и друг друга, и на то была Его воля. Мы со-брались здесь все так же и для того, чтобы на примере этого незатейливого повествования вывести нашу общую цель – прийти к Его Миру… Я говорил и говорю это всем вам, и од-нажды вы обязательно поймете мои слова. – Уверенно проговорил Верящий, и как видно, уже порядком устав от прежних замечаний Критика, чуть отошел в сторону. Писатель же, несколько обидевшись на слова о «незатейливом повествовании» хотел было переспро-сить, однако, видя общую напряженность ситуации, записал все так, как сказал Верящий.
- Я бы почти полностью согласился с вами, глубокоуважаемый Верящий, если бы не все те же представления «Его Мира», как абсолютное отсутствие того, что у вас принято назвать «злом и тьмой». Не смотря на ваши довольно туманные высказывания вроде «сейчас мы в своей природе человеческой, но после попадем в Его Мир, где Его лишь царство» или еще более размытое «существует лишь одна Любовь, а зла нет вообще», я все же остаюсь сто-ронником всеприменимых законов диалектики. И ей Богу, наверное, так и не смогу взять в толк, откуда будет наше представление о счастье, если мы не будем знать, что есть несча-стье! – С жаром заговорил Синкретист. – И в который раз я начинаю задумываться о пси-хологической обусловленности человеческого мировоззрения. Вот скажите, Верящий, ведь у вас, судя по всему, было весьма безрадостное детство, если вы так тоскуете по абсолют-ному счастью?
- Нет, нет, Синкретист, ты уже явно перегибаешь палку! – вмешалась Любящая, увидев грусть на лице Верящего. – Как ты можешь задавать такие вопросы? И разве такими путя-ми можно действительно переубедить в чем-то человека, если ты, конечно, преследуешь именно эту цель? Сначала нужно понять его, попытаться найти ходы с его дороги, чтобы привести его к своей… Да и к тому же, к тому же мне кажется, что Прохожий хотел спро-сить несколько иное, а именно то, чем обеспокоен сейчас Писатель: в чем будет суть этого рассказа. В чем завязка, развязка и все прочее… - Сказала сметливая Любящая и почему-то покраснела.
- Прохожий… Прохожий… - Странным голосом заговорил Критик, поглядывая на Любя-щую и явно на что-то намекая. Любящая, смутившись еще больше, решила переключить свое внимание на погрустневшего Верящего, начав потихоньку уверять его, что все дейст-вительно однажды его поймут. Взяв на заметку прошлые высказывания Критика, Писатель не будет утверждать, что Любящая действительно во всем хотела понять Верящего, но одно их сближало точно – это повышенное внимание к любви.
- Так, господа, я, будучи полностью согласным с интерпретацией слов Прохожего Любя-щей, настаиваю на том, что бы все таки разобраться в чем будет: а) основная цель данного повествования; б) средства, используемые Писателем; и в) как и когда мы начнем предва-рять все это в жизнь. – Загибая пальцы, проговорил Ученый, видимо порядком уставший от неструктурированности происходящих действий. – Так же, принимая во внимание воз-можное наличие различных мнений по этим вопросам, я предлагаю избрать демократиче-ский путь решения этой проблемы. Сейчас каждый выскажет свое мнение, и после мы об-судим каждое. Так как уважаемые Верящий и Любящие сейчас заняты своим разговором, я предлагаю начать с вас, господин Синкретист. - Деловито сказал Ученый, на что Критик, по-видимому, огорченный первенством Синкретиста, ехидно улыбнулся.



Пантеизм. Наш разум- путь домой, к Богу.


06:15 

О.М.
Видишь узоры, размытые грани, в них отражается свет от звезды.
Кто же здесь умный, а кто недотепа - нет здесь ответа: ищи – не ищи.
Кто-то уходит, но снова приходит, люди все плачут, но плакать хотят,
Ты же не знаешь: кто прав, кто в позоре, так что топи слепых ты котят.

Хочешь ты счастья? А может несчастье будет наградой сейчас для тебя?
Лучше не думать – раздумья напрасны, никто не научит тебя не любя.
Но, вновь ушибаясь о бортики Жизни, помни, что правило есть здесь одно:
Правила нет, и хотя их миллионы, конец и начало всегда заодно.

06:47 

Распахни окно

О.М.
Большое спасибо Ольге Ш. за эту картину под названием "Распахни окно"! Думаю, что не сделаю ничего предосудительного, если размещу ее здесь.
Скепсис и ирония, временами слишком сильно очерняющие мой разум, почти польностью уходят при созерцании этой картины. Спасибо.


12:50 

Типо хокку

О.М.
Бесчисленны звезды на небе,
Но их всех вмещаю,
Пусть мал я...



Мысли дня: лучше всего близость религии/секты к истине определяется следующим образом. Если после долгих увещеваний о Всевышнем, фраза "Бога нет" способна зачеркнуть все ранее сказанное жирной чертой - приходиться признать, что подходит сей путь далеко не всем.

Бог есть, Бога нет. Так же как и всё сущее: оно, безусловно, существует, но в то же время - основание его пустота.

12:04 

Клоун

О.М.


Это был Он. Он сидел в своей холодной пустой комнате, и только серые бетонные стены отвечали эхом на его стоны. Слёзы, одна за другой катились по его лицу и, доходя до подбородка, падали на его согнутые колени. В горле оставался комок, и ему всё ещё приходилось сдерживать своё желание кричать, громко кричать, выпуская весь свой страх, боль и обиду наружу. Но вот уже несколько минут прошло с тех пор, как ему, наконец, удалось выпустить слёзы, а потому Он уже начал переодеваться. «Если ты начал плакать, значит конец бедам близок» - по своему большому опыту, Он прекрасно знал это правило. Ведь вначале слезы душат, подступая к груди и горлу, не дают дышать, и лишь позже выходят наружу. Как коварные убийцы они делают своё дело незаметно, главным образом изнутри поражая всё человеческое существо. И это всегда было для него самым страшным: тупая ноющая боль, у которой не было исхода. Ни слёз, ни криков, ни стонов, как под замком. В эти моменты Он напоминал себе умирающую немую рыбу: широко раскрытые глаза, постоянно открывающийся и закрывающийся рот и сильное удушье… Но теперь всё «хорошо» - Он плакал, и слёзы словно вымывали собой все мысли об унижениях, обидах и разочарованиях прошлого. «Какое наслаждение плакать…» - подумал Он в который раз. Чувствуя, что конец близок, Он уже надел штаны от своего рабочего костюма, и теперь слёзы капали на ткань. «Всё. Раз, два, три» - отсчитав скорее не секунды, а слезинки, упавшие на колени, Он встал. «Пора, хватит страданий и слёз». И Он начал наносить грим. Красный рот должен быть до ушей, и глаза тоже должны выглядеть так, будто Он постоянно улыбается. «Побольше ярких красок, это весело!». Смешной парик на голову и огромный бант пусть и на мокрую от слёз шею.
Это был Клоун. Он вышел нелепой походкой на эстраду и с первых секунд начал искать своих жертв в зрительном зале. В отличие от многих своих коллег, Клоун всегда работал экспромтом, чаще всегда сочиняя на ходу свои шутки, глядя на некоторых, особо заметных зрителей.
- О! Да я вижу, что на наш концерт ходят целыми предприятиями, только я не пойму, почему это вам и сюда обязательно являться в рабочей форме? - начал Клоун выступление, оглядывая зал. Видя недоумение на лицах зрителей, Клоун тут же продолжил.
- Что? Неужто вы сами не замечаете здесь эту огромную делегацию от неизвестной нам организации?! Вот же, посмотрите же – как много здесь её представительниц, одетых в розовую униформу! И хотя некоторые всё же попытались добавить к спецодежде что-то своё, поглядите, да тут у каждой второй виден знак принадлежности к этой фирме! Розовые блузки, юбки, туфли, сумочки и побрякулечки… Мне вот только интересно – что же производит эта организация или… - Клоун сделал хитрое выражение лица – какие услуги она предоставляет?! – Но тут же Клоун понял, что в зале действительно слишком много розового, и как следствие – шутка не прошла, зал напряженно молчал. «Что ж… - подумал Клоун, если не клюют на массовое, пойдем к единичному», и тут же обратил своё внимание на женщину из третьего ряда с довольно заметными усиками.
- А вы никогда не задумывались над тем, почему у китайцев так плохо растёт борода? Нет? Я вот тоже не думал до недавнего времени, пока не увидел кое-чего… И это кое-что открыло мне действенность всех китайских законов о гармонии мира! Здесь больше, значит там меньше – уж китайцы-то это явно ощутили по своему опыту. Так вам интересно, что же я увидел, и что открыло для меня мировую гармонию? – зрители улыбались и заинтересовано кивали. Клоун сделал паузу.
- Усы русских женщин!!! Ха-ха-ха – закричал Клоун и залился деланным смехом. Зал грохнул следом. Клоун знал, что даже самая тупая шутка действует безотказно на «подготовленном» зрителе.
- Усатые женщины, из-за вас наши китайские братья остаются безусыми, отдайте же им свои богатства для восстановления мировой гармонии! – сквозь хохот продолжал Клоун.
Постепенно он раскачивался всё больше и больше, шутки становились всё ехиднее, и через пять минут Клоуну уже не надо было притворяться в своём смехе: за это время он начинал любить свои шутки и сам уже вовсю смеялся над ними.
В конце выступления один из смельчаков в зале, желая посмеяться над самим Клоуном, громко крикнул ему:
- Эй, Клоун, а чего это у тебя колени-то мокрые?! Чего это ты делал такое, а?! – На секунду Клоун замялся, но после как на автопилоте продолжил свою игру.
- Вы не поверите! Я плакал, я горько плакал и слёзы… Ах-ах – Клоун жеманно закатил глаза - слёзы катились из моих глаз и падали прямиком на колени… Так, знаете ли, грустно, и даже ни одна работница в розовой униформе не пришла меня утешить… Ах-ах…- Клоун манерно сделал грустное лицо, но сразу же расхохотался над своей «остроумной шуткой».
Удивительно, но Клоун верил своему смеху тогда не меньше, чем позже Он - своим слезам.



06:20 

А здесь, всё же, уютнее...

О.М.
Потупив несколько в Живом Журнале, я всё же поняла, что абревиатура (или как это слово чертово пишеться?!) ЖЖ - оно, извините, не просто так ЖЖ... Что есть - то есть, как говориться...
Во-первых, ограниченность со вставками изображений.
Во-вторых, невозможность нормального поиска по регионам с бесплатным аккаунтом.
В-третьих, у меня на компе там частенько всё зависает и не даёт мне оформить свой дневник, как я хочу.
В-четвертых, хоть это, быть может, опять таки зависит от меня, но я не могу там отвечать на комметарии.

И хотя там, насколкьо я увидела, больше интересных, размышляющий людей, я всё же думаю остановиться здесь.

Даю ссылку на свой ЖЖ, хотя и мало надеюсь, что она кому-то пригодиться... www.livejournal.com/users/marokula/

И, пользуясь преимуществами сего дневника, воспользуюсь предоставленной им возможностью и размещу фотку своего (хоть и бренного, но любимого) лица.



12:23 

И вновь осенняя развилка

О.М.

ОМ... Мне нечего больше сказать...

главная